Реальность становится все больше похожа на фотографии.
Сьюзен Зонтаг, американская писательница, литературный и художественный критик

Есть ли у коммуниста Родина? Украинский ответ

27 октября, 2001 - 00:00


Трагическая судьба проводников украинского национал-коммунизма... На эту тему написано уже немало; но до сих пор не только архивных исследователей, но и активных политиков волнует вопрос: в какой степени можно сочетать искренние коммунистические убеждения и преданность Украине, ее интересам? Да, они верили или хотели верить в «светлое будущее», барахтались между коммунизмом и патриотизмом, пока Кремль «железной рукой» не сломал их в общем-то идеалистические потуги. Учитывая то влияние, которое имеет в нашем обществе Компартия Украины, поставленный вопрос кажется отнюдь не риторическим. Имеют ли право современные коммунисты или другие движения, которые считают себя левыми, называться продолжателями дела национал-коммунистов? На этот, и многие другие вопросы можно получить ответ в материале В.Свербигуза, который рассматривает малоизвестные аспекты исторического пути этого своеобразного, сугубо украинского политического направления, связанного с именами Николая Скрипника, Александра Шумского, Миколы Хвылевого. Стиль и орфография архивных документов сохранены.

Пользуясь различными фондами и архивами (правительства Украинской Народной Республики, НКВД УССР и ВУЧК), расскажем о борьбе оппозиции против большевистской УССР в 1919 — 1924 годах. Национал-коммунизм прошел два этапа развития — вооруженную борьбу за украинскую независимость против КП(б)У, а после принятия Конституции Советской Украины с декларативной самостоятельностью — участие в украинизации — процессе, который толковался тогда как приобщение наиболее широких слоев национально сознательных рабочих и крестьян к социалистическому строительству в сочетании с овладением русскоязычной интеллигенцией украинским языком и культурой. Хронологические рамки этого процесса — 1923 — 1929 годы. О том, что украинизация была делом серьезным, свидетельствует выступление известного сталинского сатрапа, тогда — генерального секретаря ЦК КП(б)У Лазаря Кагановича на одном из партактивов в 1926 году, где он прямо угрожал работникам аппарата, не знающим украинского языка, исключением из партии.

Национал-коммунизм в условиях вооруженной борьбы был только средством для достижения цели. В рядах его сторонников мы видим представителей всех слоев и сословий украинского общества, которые начали неравную борьбу с «комиссародержавием». Их идеи — типичные социалистические взгляды в партийных документах и воспевание величия Украины и высших добродетелей народа — даже шляхетской чести (и об этом говорят национал-коммунисты, как о противовесе колониальному состоянию украинства в Российской дворянской империи!).

Прошли бурные времена первого года Украинской революции. Началась война большевистской России против Украины. С этого момента против КП(б)У выступают различные политические силы, среди которых и национал-коммунистические — Украинская коммунистическая партия (боротьбистов), созданная в мае 1918 года, Украинская коммунистическая партия, основанная 22 января 1920 года на съезде в Кобеляках. Проводниками национал-коммунизма были С. Мазлах, В. Шахрай, А. Ричицкий, А. Драгомирецкий, Ю. Мазуренко, Ю. Лапчинский, А. Шумский. Национал-коммунистические силы признают легитимность власти Украинской Народной Республики. УКП провозглашает теорию коммунизма порабощенной нации в отличие от коммунизма господствующей. Эти партии используют для агитационных целей лозунг: «Зараз влада не радянська, а більшовицька». 30 октября 1919 года УКП (боротьбистов) на Полесской конференции выработала тактику перехвата инициативы у КП(б)У. В резолюции конференции указывалось, что КП(б)У «озброїла проти себе рядом помилок селянську бідноту, частково і міських робітників, опинилася в результаті в ролі окупаційної влади з різко окресленими колонізаторськими завданнями». Боротьбисты в заявлении Коминтерну в августе 1919 года отмечают, что большевики «створили історично неминучий момент чималою мірою окупаційного сконструювання радвлади на Україні і разом з тим і історично неминучу тимчасову організацію Російської комуністичної партії на Україні, якою власне була і є КП(б)У». Боротьбисты называют КП(б)У «окупаційною партією гастролерів». УКП в меморандуме ко второму конгрессу Коминтерна в июле 1920 года указывала, что КП(б)У «веде централістичну політику бувшої імперіалістичної Росії… а місто української радянської влади настала російська окупаційна». Была разработана концепция развития отдельной Украинской революции, не связанной с Октябрьским мятежом.

В резолюции социал-демократической фракции, примкнувшей к Украинской коммунистической партии, сказано о КП(б)У: «Це партія антиукраїнська. Йдучи проти національно-політичних прав українського народу, вона є партія ворожа для української держави. Ця партія служить російському імперіалістичному більшовицькому урядові. Через це вона глибоко реакційна...»

Взгляды национал-коммунистов подвергаются уничтожающей критике со стороны КП(б)У. За противодействие вывозу продуктов из Украины и борьбу против продотрядов большевики обвиняли их в измене революции; за поддержку кулака считали их агентами и вождями (ни много ни мало!) украинской земельной буржуазии; за связи с руководителями УНР и Польской военной организации — наемниками Петлюры и Пилсудского. Большевистская контрпропаганда выглядела так: «Багато селян не можуть зрозуміти через що борються партії… Дрібні городські лавочники, заможне селянство, частина інтелігенції мають свою партію, партію дрібної буржуазії — партію українських комуністів-боротьбістів… Під прапором комунізму боротьбісти проводять певну боротьбу проти радянської влади…» («Селянин», январь-февраль 1920 г.). В «Записке оргпартотдела ЦК ВКП(б) о УКП» 1924 года указывалось: «Социальная природа УКП — мелкобуржуазная… Как легальная партия укаписты не отказываются и от нелегальных форм организации. Так, в Полтаве в марте этого года 25 человек студентов Института народного образования образовали нелегальную группу, провели около 20 конспиративных собраний… В составе укапистов есть немало бывших петлюровцев и вообще антисоветского и откровенно контрреволюционного элемента…»

В условиях борьбы на три фронта в Украине, когда военная и политическая ситуация менялись с безумной скоростью, национал-коммунисты договариваются о сотрудничестве с правительством УНР для военного сопротивления большевистским и деникинским войскам. Создается временное подпольное правительство Украины, в которое привлекается петлюровское подполье, а национал-коммунисты и эсеры делегируют уполномоченных представителей. В феврале-июле 1919 года действует Всеукраинский революционный комитет во главе с Драгомирецким. Комитет образовывает в Сквире Главный Повстанческий Совет и Главный штаб повстанческих войск Украины во главе с Ю.Мазуренко, который предъявляет ультиматум правительству УССР:

«Ультіматум

Голові так званого Українського робітниче-селянського уряду Раковському.

1919 р. червня 25 дня м. Сквира.

Від імені повставшого українського працюючого народу заявляю вам, що робітники й селяне України повстали проти вас як влади російських завойовників, котра прикрившись святими для нас гаслами: 1) влади рад робітників і селян; 2) самовизначення народів аж до відокремлення; 3) боротьби проти імперіалістів-завойовників і грабителів працюючих мас; — псує не тільки всі святі гасла й руйнує дійсну владу робітників і незаможних селян сусідньої держави, а ще й використовує їх у метах далеких від усякого соціалістичного устрою».

Национал-коммунисты и петлюровцы ведут на оккупированной территории активную работу по созданию Украинской Красной армии, которая бы не подчинялась большевикам. В 1919 году по призыву боротьбистов началось восстание в 6-й советской бригаде, которым руководили Матвей Григориив и начальник штаба Юрко Тютюнник. 7 мая 1919 года в Елисаветграде Григориив объявил универсал Владу радам народу України без комуністів» и лозунги: «Геть уряд Раковського!», «Геть ЧК!». Руководители восстания объявили, что выступили для восстановления власти УНР. Хорошо вооруженные военные части повстанцев за короткий срок разгромили большевистские части и упразднили власть комиссаров на значительной территории, освободив Елисаветград, Николаев, Кобеляки, Черкассы, Херсон, Александрию, Сичеслав (Екатеринослав), Знаменку, Кременчуг, Вознесенск. Председатель ВУЧК Лацис обвинил в причастности к организации восстания боротьбистов, а Совет Обороны УССР объявил красный террор по печально известным лозунгом: «Кто не с нами, тот против нас».

В ноябре 1919 года национал-коммунисты начали создавать независимую Украинскую Красную армию. Боротьбисты вошли в Волынскую Революционную Раду, во главе которой были Волох и Данченко. Эта Рада имела военные формирования, состоявшие из бывшего Запорожского корпуса армии УНР. Большевистский орган Комитет Обороны Волыни сообщал ЦК РКП(б) и ЦК КП(б)У: «Війська Ради наповнені боротьбістськими працівниками і літературою. Впроваджується політика утворення головного ядра Української Червоної армії». В связи с этими событиями появляются сведения о деятельности Временного правительства Украины в подполье, которое публикует призыв о замене большевистских ревкомов революционными радами. По всей Украине образовываются повстанческие комитеты. После неудачного похода на Киев и многочисленных схваток с большевистскими войсками в ответ на ультиматум правительства УСРР обессиленные войска складывают оружие. Создается Ревком Правобережной Украины, перед которым 22 декабря 1919 года (в лице чл. ЦК УКП(б) Савицкого) слагаются полномочия. Но борьба национал-коммунистов поддерживается на местах. Так, Екатеринославская беспартийная конференция 16 марта 1920 года поддерживает идею самостоятельной Украинской Красной армии со «строєвою наукою і командами українською мовою».

Противостояние большевиков и боротьбистов с первыми военными конфликтами перерастает во вражду, что подтверждают тогдашние сообщения: Прилуцкий ревком запрещает печатание партийного органа Прилуцкого уезднаркома боротьбистов. В ответ объявляет протест ЦК боротьбистов, который послан т. Полозом телеграммой в ЦК КП(б)У. Затонський обращается к Киевскому губревкому, «чим викликано обмеження друку щоденної газети ЦК боротьбістів», а председатель Всеукраинского революционного комитета Петровский запрашивает Житомирский губревком, «чим викликано переслідування членів УКП (боротьбістів)». Интересы боротьбистов при Всеукрревкоме представляли члены ЦК УКП(б) Гринько и Ковалив. Именно им 7 января Петровский и Мануильский объявили протест от имени Всеукрревкома: «Вдруге з часу утворення ВРК ми, представники КП(б)У, виявляємо грубе порушення угоди від 17 грудня, яка зобов’язує партію українських боротьбістів припинити агітацію утворення сепаратних військових формувань, агітацію, яка сприяє дезорганізації Червоної армії, що підігрує лише на руку контрреволюції, яка гине на наших очах. Перебуваючи разом з усією комуністичною партією на грунті визнання за трудящими всіх національностей права на відокремлення аж до цілковитого державного відділення, ми, представники КП(б)У у Всеукрревкомі, вважали і вважатимемо, що нашому співробітництву з партією боротьбістів не може бути на перешкоді різне розуміння форм майбутніх державних відносин між РРФСР і УРСР… На жаль, незважаючи на підписану угоду, незважаючи на моральний обов’язок міжнародної солідарності партія українських боротьбістів продовжує вести лінію розколу трудящих окремих країн, виступає за утворення окремої Української армії, намагаючись опертися і цій агітації на дезорганізаційні повстанські загони. Перший випадок такого грубого порушення угоди спостерігаємо із заяви членів Всеукрревкома Правобережної України, коли члени ЦК УКП (боротьбістів) продовжили стару лінію, засвоєну ними після зайняття Денікіним України... ».

На основании большевистских документов расскажем о позиции боротьбистов по различных вопросам. Петровский пишет Затонскому: «Боротьбисты, ссылаясь на 4 пункт резолюции ЦК РКП(б) о политике на Украине, требуют через своих представителей в отделе народного образования введения преподавания украинского языка во всех школах Украины. При этом, главным аргументом ставят, что государственным языком будет только украинский язык». После обсуждения вопроса руководители КП(б)У приходят к выводу, что это несвоевременно и высказываются против введения положения о государственном языке УССР как таковом. Информационно-инструкторский отдел НКВД 17 февраля 1920 года сообщает:

«Киев. Беседа т. Иванова с т. Петровским. Боротьбисты ведут агитацию за независимость Совнархоза и недовольны назначением т. Раковского. Они ведут компанию за единую коммунистическую партию, считая, что таковой может быть только партия боротьбистов. Вокруг них сплачиваются все петлюровские элементы, у которых теперь нет другого центра. Если боротьбисты и далее будут проводить свою политику, это может привести к открытому выступлению против советской власти».

Владимир СВЕРБИГУЗ
Рубрика: 
Газета: 
Новости партнеров