Порядочный тот, кто свое право измеряет своим долгом
Жан-Батист Анри Лакордер, французский католический проповедник

Элегия о Николае Вилинском

Легендарный маэстро, которому исполнилось бы 120 лет, стоял у истоков украинского фортепианного балладного жанра
22 апреля, 2008 - 19:42
НИКОЛАЙ ВИЛИНСКИЙ, 1953 г. / ФОТО ИЗ СЕМЕЙНОГО АРХИВА ВИЛИНСКИХ

Известный украинский композитор и педагог, профессор Николай Николаевич Вилинский (2.05.1888 — 7.09.1956) принадлежит к плеяде личностей, внесших значительный вклад в становление и развитие музыкального искусства. В числе его учеников такие мастера, как Константин Данькевич, Александр Билаш, Оскар Фельцман и другие.

— Николай Николаевич Вилинский был прекрасным музыкантом и прекрасным человеком. На всех его произведениях лежит печать подлинного таланта, и все они показывают тонкий вкус и большое профессиональное мастерство автора, — написал о своем коллеге Борис Лятошинский. — Что касается Николая Николаевича как человека, то все, хоть изредка встречавшиеся с ним, не могли не убедиться в его высоких душевных качествах, проявлявшихся в течении всей его жизни.

Николай Вилинский родился 20 апреля (2 мая по новому стилю) 1888 года, в селе Голта Ананьевского уезда Херсонской губернии. По происхождению принадлежит к старинному шляхетному роду украинских дворян Вилинских. Отец Николай Александрович служил городским головой Ананьева. Одна из бабок — Александра Максимовна Черкунова (урожд. Железняк) — потомок рода Максима Железняка (в архиве Вилинских сохранилась ее уникальная фотография середины XIX столетия). По семейному преданию, Вилинских связал род Марии Александровны Марко Вовчок-Вилинской.

Выдающаяся певица, солистка Большого Театра Ксения Георгиевна Держинская (род. в Киеве в 1889 году) — двоюродная сестра Николая Вилинского, а известный профессор музыковед Александр Вячеславович Оссовский — его двоюродный брат. Кстати, они оба были дружны с Сергеем Рахманиновым (Оссовский был соучеником Рахманинова в классе Римского-Корсакова и написал интересные воспоминания о выдающемся композиторе). Киевлянки Ксения и ее сестра Татьяна Держинские часто приезжали погостить в доме-усадьбе Вилинских в Ананьеве, где Ксения пела в домашних музыкальных концертах. Также Тамара и Николай Вилинские навещали Держинских в Киеве в их доме в Железнодорожной колонии на Соломенке. Как известно, Рахманинов лично принял участие и сыграл большую роль в становлении Держинской как профессиональной певицы, всячески помогая ей в начале ее оперной карьеры. В семейном архиве Вилинских хранятся дореволюционные фотографии молодых Николая и Тамары Вилинских, и Ксении и Татьяны Держинских, а также переписка композитора с К. Держинской.

Николай Вилинский начал серьезно заниматься музыкой самостоятельно в годы обучения в Ананьевской гимназии, дирижировал церковным хором и организовал школьный оркестр народных инструментов. В его начальное музыкальное становление внесла свою лепту его мать, бывшая приличной пианисткой. Однако по настоянию своего отца Вилинский после окончания гимназии в 1906 году поступает на юридический факультет Новороссийского университета в Одессе, который он успешно окончил в 1912 году.

С учебой в университете Николай, начиная с 1907 года, совмещает занятия в Одесском музучилище, реорганизованном в 1913 году в Одесскую консерваторию, которую оканчивает в 1919 г. По классу композиции он занимался у Витольда Осиповича Малишевского (ученика Римского-Корсакова и первого ректора Одесской консерватории).

Отношения профессора и студента быстро переросли в большую дружбу,

Малишевский очень ценил Вилинского и выделял его среди своих учеников. Сохранились воспоминания о том, что Малишевский, навсегда покидая Одессу и опасаясь репрессий, пытался забрать своего любимого ученика Николая Вилинского вместе с семьей в эмиграцию. Несмотря на цензурные препоны советского времени, переписка Вилинского и Малишевского продолжалась и после того, как Малишевский эмигрировал в Польшу.

С 1920 г. Н. Н. Вилинский — преподаватель в Одесской консерватории, а в 1926 году утвержден в звании профессора. В дальнейшем он возглавлял Одесскую областную организацию Союза композиторов Украины, где заместителями были его ученики С. Орфеев и Л. Гуров.. В 30 е годы у негоучились по классу специальной гармонии Эмиль и Лиза Гилельс, Давид Ойстрах, Яков Зак и ряд других выдающихся музыкантов. С 1941 по 1944 гг. Вилинский работал в Ташкентской консерватории (как профессор, декан Теоретико-композиторского факультета), а с 1949 г. — заведующий кафедры Теории музыки и композиции Киевской консерватории.

Николай Вилинский является автором симфонических сюит, кантаты, вокально-хоровых обработок украинских, русских и молдавских народных песен, камерно-инструментальных сочинений, а также ряда теоретических работ и статей.

Уже в юношеские годы композитор создает цикл оригинальных фортепианных миниатюр в элегическом стиле. Его романсы и обработки народных песен, как, например, «Стоїть явір над водою», «Ой вербо вербо», «У вишневому садочку» показывают блестящую композиторскую технику в раскрытии поэтических образов. В вариационных циклах сочинений Н. Вилинского привлекает изысканность ритмических деталей, разнообразие стиля миниатюры, богатство тембрально-гармонических наслоений и оригинальность в использовании приемов, идущих от народного украинского инструментализма и песенно-хорового искусства. К вокально-симфоническим и симфоническим произведениям Николая Вилинского принадлежат «Заповіт» для хора и симфонического оркестра на слова Тараса Шевченко опус 39, «Балетная сюита» в четырех частях для симфонического оркестра опус 41, «Характеристические танцы», сюита для симфонического оркестра опус 1 и другие произведения.

Фортепианные сочинения композитора богаты чистотой и ясностью голосоведения, тембральными оттенками, разнообразием фактуры. В 70-е годы прошлого столетия музыковеды писали, что «вместе с Косенко, Ревуцким, Лятошинским и другими украинскими мастерами Вилинский способствовал процессу кристаллизации национальных черт в украинской фортепианной культуре».

Николай Вилинский стоял у истоков украинского фортепианного балладного жанра. Его «Баллада в форме вариаций на украинскую народную тему» («Ой у полі жито копитами збито») — одно из выдающихся произведений первой половины ХХ века, являющееся хрестоматийным и сохранившим свое высокое художественное значение и в наши дни.

Внучка композитора Н.В. Лысенко, Рада Остаповна Лысенко, вспоминает о вкладе Вилинского в дело издания фортепианного наследия Николая Витальевича: «... в 1952—1953 г. моя мечта свершилась. Было издано полное собрание сочинений Н. В. Лысенко в 20 томах, где в ХIII и в ХIV томе были помещены все фортепианные произведения, даже рукописные, которые никогда не издавались. Отец (Остап Николаевич Лысенко), мне сообщил, что фортепианную редакцию сочинений поручено сделать талантливому теоретику, известному музыканту и композитору Николаю Николаевичу Вилинскому. Таким образом наконец я получила полное наследие деда».

Многие ученики Вилинского впоследствии стали его коллегами и друзьями, в первую очередь это относится к К. Данькевичу, С. Орфееву и Л. Гурову. В своей книге о Вилинском музыковед Михайлов пишет, как Николай Николаевич «открыл» в Данькевиче композитора и настоял на том, чтобы талантливый студент-пианист учился композиции. Николай Николаевич и после окончания Константином Данькевичем Одесской консерватории продолжал оставаться его наставником, и их творческая дружба длилась в течение десятилетий до самой смерти Вилинского.

Данькевич был больше чем учеником и другом Вилинского, он был как бы членом его семьи. Константин Федорович старался помочь своему учителю в разных вопросах, если Николай Николаевич не мог справиться сам по причине своей деликатности. В Одессе, и после Второй мировой войны в Киеве, Данькевич практически каждый день бывал у Вилинских. Он проводил много времени у них на даче в Ворзеле, куда приезжал обсудить с Николаем Николаевичем свои произведения или просто отдохнуть в кругу его семьи. Известно, что когда в 1951 г. Константин Данькевич подвергся незаслуженным обвинениям за свою оперу «Богдан Хмельницкий», Вилинский стал на защиту своего ученика и всячески поддерживал Данькевича во время его работы над второй редакцией оперы.

— Нелегко было профессору со своими учениками, студентами первых послевоенных лет: Евгений Зубцов (позже заслуженный деятель искусств), и Леонид Хейфец-Поляковский лишь недавно вернулись из воинских частей. Антон Муха (теперь доктор искусствоведения) вообще пришел как самоучка, без всякой школы, их младшие коллеги — Альберт Водовозов, Валентин Кучеров, автор этих строк, фольклористка Зоя Василенко (кандидат искусствоведения) и многие другие тоже не имели в то время удовлетворительной подготовки. Приходилось как-то наверстывать упущенное, что-то откладывать «на потом», — вспоминал композитор Александр Билаш. — Возможно, поэтому мы и не успели взять от своего педагога все, что он мог дать, возможно, подчас легкомысленно пользовались его деликатностью и добросердечностью. Но безгранично благодарны ему, потому что, кроме полученных знаний по специальности, почувствовали окрыляющее доверие к нам, благодарны за привитое нам уважение к высоким гуманистическим традициям классического и народного искусства, облагораживающий поиск нового».

Валентина НАЗАРЕНКО, специально для «Дня»
Рубрика: 
Газета: 
Новости партнеров