История не производит бесполезных событий
Клод Леви-Стросс, французский этнограф, социолог и культуролог

«Отец запорожцев»

150 лет со дня рождения Дмитрия Яворницкого
4 ноября, 2005 - 19:38

«Він здавався сучасникам з тих подій, про які розказував. Коли... розповідав — з приводу якої- небудь старовинної шаблі чи мушкета — про життя-буття запорізьких козаків, про їх походи, про звичаї на Січі, то здавалося, що тільки випадково цей чоловік одягнений у сучасну піджачну пару, а не жупан і широкі, як Чорне море, червоні штани чи принаймні в ту одіж писаря з каламарем та з гусячим пером за вухом або в руці, у якій увічнив його Ілля Юхимович Рєпін. Щось було в нього спільне з тими запорозькими чудодіями, характерниками, про який збереглося стільки розповідей». Так писал поэт Максим Рыльский о Дмитрие Яворницком.

7 ноября исполняется 150 лет со дня рождения этого украинского историка, археолога, фольклориста и писателя. Он — автор более ста трудов. Самая знаменитая его трилогия «Історія запорізьких козаків», вышедшая в свет в 1892— 1907 годах. Вспоминаю, как в университете изучала историю Украины, в частности, казацкий период, по этой ценной книге. Тогда, в начале 90 х, после длительного перерыва, она была переиздана.

Дмитрий Иванович также известный коллекционер украинских древностей. В их поисках пешком обошел Днепровские пороги, все степи, острова и урочища, где жили казаки. Свою богатую коллекцию он хранил в Музее древностей в Катеринославе (Днепропетровск), директором которого был сам. За годы революций и воен утеряны многие уникальные экспонаты. А некоторые из них он обменял на хлеб для своих земляков во время голода 1933-го. Уцелевшие вещи хранятся в Днепропетровском историческом музее, который, конечно, заслуживает отдельного рассказа, особенно, что касается ценностей, которые там хранятся, и отношения к ним городской власти. Приехав на пригашение Национального горного университета с презентацией новых книг «День и вечность Джеймса Мейса» и «Апокрифы Клары Гудзик» из серии «Библиотека газеты «День» в Днепропетровск, мы не cмогли попасть в музей. Там случилачь очередная авария — залило отдельные фонды. Но и выставку к юбилею Дмитрия Яворницкого, что была окрытой, не смогли посмотреть. Это уже из- за незнания культуры поведения охранников.

Зато побывали в Мемориальном доме-музее Дмитрия Яворницкого — о его посещении мечтали давно.

На стенах прихожей нарисованы сцены из казацкой жизни. Все они — работы Николая Струнникова. Среди персонажей наиболее узнаваем Тарас Бульба. «С тех пор как отец Яворницкого прочитал сыну «Тараса Бульбу» Гоголя, мальчик начал жить казаками, бредить ими. Об этом ученый писал в своих воспоминаниях», — говорит заведующая музеем Ангелина Перкова. Другие изображенные типажи не менее самобытны, например, автопортрет художника. По рассказу Ангелины Ивановны, во время немецкой оккупации, чтобы сохранить настенные работы мастера, люди закрасили их. После открытия музея в 1988 году, они вернули личные вещи писателя, которые хранили у себя. Горничная семьи Яворницких Екатерина Литвиненко отдала сервант и фарфор, стол, вышитую рубашку, вышитый рушник, подаренный «отцу запорожцев» (так историка часто называли деятели украинской и русской науки и культур) на Полтавщине за цикл интересных лекций о казачестве. В кабинете писателя висят копии двух вариантов картины «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» Ильи Репина. Собственно, писарь на ней нарисован с Дмитрия Яворницкого, с которым художника связывала многолетняя дружба. «Дмитрий Иванович часто искал натурщиков, похожих на запорожцев, для Ильи Ефимовича, — рассказывает заведующая музеем. — Даже одалживал для них одежду, казацкое оружие из своей коллекции. Под влиянием его рассказов Репин создал целый цикл работ «Черноморская вольница», «Казаки едут по морю за добычей», «Гайдамаки»... «Гопак» был его последней работой и остался незавершенным — художник умер.

«Дмитрий Иванович творчески сотрудничал и дружил со многими деятелями украинской науки и культуры: Марком Кропивницким, Марией Заньковецкой, Николаем Садовским, Михаилом Старицким, Панасом Мирным, Лесей Украинкой, с которой встречался в Египте. Об этом последнем факте мало кто знает», — продолжила она. По словам Ангелины Ивановны, в 1910 году историк отправился в путешествие по Турции, Палестине, Египту, где в то время лечилась Леся Украинка. Он приехал к ней в гости на виллу «Гелуана» и остался там на неделю. Об этом она написала в письме своей сестре Ольге и матери Елене Пчилке. «Гостював у мене Дмитро Іванович Яворницький, завзятий дід. Був він і на пірамідах, і в пірамідах, і де його тільки не носило», — процитировала письмо Ангелина Перкова. — Вместе они посетили Каирский музей».

Как выяснилось, работники музея побывали почти везде, где жил Дмитрий Яворницкий, в частности в Москве и Петербурге. Большой его архив находится в Киеве. Недоступнымы пока что остались документы, находящиеся в Варшаве и Средней Азии.

Во время работы над архивами стало известно, что в 1887 году Дмитрий Яворницкий отправился в далекое путешествие — на Соловки, чтоб узнать судьбу последнего кошевого атамана Запорожской Сечи Петра Калнышевского. Там он работал с документальными записями Соловецкого монастыря и нашел свидетельство о пребывании Калнышевского в тамошней тюрьме в течение 25 лет. «Так вот где нашел себе место успокоения «славный» отаман «славных» козаков! Трудно придумать что-нибудь более гарячее и более обидное той иронии судьбы, какая выпала на долю «славного и вольного» отамана «славного и вольного» низового товариства. И в самом деле, родиться и вырости на лоне мягкой, нежной и чарующей природы Украины, провести молодость и зрелые годы среди вольной Запорожской вольници, видеть и полюбить всеми силами богатырской души вольные и беспредельные степи, властвовать и держать в своей руке целые тысячи вольного и вольнелюбивого народа, сноситься с державными и венценосными особами, располагать обширными богатствами и потом под конец все это поменять на мрачную, темную, сырую темницу в далекой, на краю света, среди Студенного моря, глухой обители, томиться целых 25 лет в мрачном заключении! Трудно придумать более горькую и более жестокую иронию судьбы над человеком», — писал историк в работе «Последний кошевой отаман Петр Иванович Калнышевский», которая вошла как отдельный раздел в книжку «По следам запорожцем» (1887). Отдельно работа не переиздавалась.

Это вообще малоизвестные факты. Но каждый, кто побывает в доме-музее, сделает свои открытия. Например, мы узнали, что вышли уже три тома эпистолярного наследия историка. К юбилею появится четвертый. И увидели своими глазами труд «Науково-публіцистичні і полемічні писання Костомарова» под редакцией Михаила Грушевского (!), напечатанный в 1928 году. Он еще до сих пор не переиздан!

В конце концов, туда надо хотя бы раз попасть, чтобы увидеть, как жила украинская аристократия: чем увлекалась, что читала, с кем дружила... А что самое главное — как в самые тяжелые времена оставалась верной своим принципам. Понимание, какого ты рода- племени, безусловно, влияет на собственную самооценку.

P.S. Дом-музей Дмитрия Яворницкого нуждается, прежде всего, в средствах на издание музейного буклета, а также на ремонт дома и реставрационные работы экспонатов. Даем банковские реквизиты, по которым можно перевести деньги.

Р/с 35429004000447 в УДКУ Днепропетровской области

ОКПО музея 02215992

МФО 805012

Областное коммунальное заведение культуры Днепропетровский Исторический музей им. Д. Яворницкого.

В назначении платежа указать — Мемориальный дом-музей Дмитрия Яворницкого.

Надежда ТЫСЯЧНАЯ, фото Александра КОСАРЕВА, «День»
Рубрика: 
Газета: 
Новости партнеров