Какие бы большими не были московские насилия, они не дают москалям никакого законного права на Украину
Филипп Орлик, государственный деятель, экзильный Гетман Украины

Виктория ЛУКЬЯНЕЦ: «Мое имя обязывает побеждать»

15 марта, 2001 - 00:00

В первом отделении прозвучали произведения немецких, австрийских и украинских композиторов, в том числе, Концерт для сопрано с оркестром, Соч. 82, фа минор Рейнгольда Глиера, который последние десять лет в силу разных причин не исполнялся на нашей сцене. Второе отделение Лукьянец полностью посвятила украинской музыке. Особый интерес публики вызвала ее интерпретация «Молитвы» Ирины Кирилиной (тексты из Псалма 143). Публика со стажем, возможно, вспомнит блестящий дебют с этим сочинением Виктории на сцене Дворца «Украина» в 1989 году. Тогда она только закончила Киевскую консерваторию и выступала вместе с Детским хором Национального радио и телевидения под руководством Татьяны Копыловой. Пела в огромном зале вообще без микрофона, что совершенно не характерно для сцены «Украины», так как с акустикой там есть определенные трудности. Лукьянец уговаривали не рисковать, но она рискнула и победила. Тот концерт остался в памяти меломанов как один из лучших, когда-либо проходивший во Дворце. Нынче вокалистка продемонстрировала не только широкий диапазон своего голоса, но и талант драматической актрисы. Возможно, некоторые слушатели посчитали, что ее нынешний репертуар был немного грустным. «Эта программа отражает мое нынешнее состояние души, — призналась певица. — Я очень тоскую по родному Киеву, родителям, друзьям, с которым, к сожалению, вижусь очень редко. Только за границей понимаешь, что ностальгия — это не просто слово. Певец должен быть космополитом и своим искусством знакомить зарубежного слушателя с Украиной, а то многие из них думают, что Киев — это где- то в Сибири».

Викторию Лукьянец отличает яркий, самобытный тембр голоса, которым она владеет в совершенстве. Она проникновенно исполняет не только лирические произведения, но и очень убедительна в драматическом репертуаре. Ажиотаж вокруг имени прославленной актрисы вполне объясним. Она ангажирована многими ведущими театрами мира. Ей рукоплещет публика Великобритании, Австрии, Германии, Италии, Швейцарии, США и Японии. Последний раз киевляне слушали ее осенью прошлого года. Наша беседа со звездой о ее нынешней жизни вдали от Украины, о творчестве, о взглядах на будущее оперы.

О ГАСТРОЛЬНЫХ МАРШРУТАХ

— Живу в сумасшедшем ритме. Сезон очень насыщенный. Загружена контрактами, которые расписаны на два года вперед. Дома (в Вене), если была две недели, то хорошо. Осенью, после Одессы, Харькова и Киева буквально на второй день пришлось петь партию Виолеты из оперы «Травиата» в Берлине в Дойч-опере. А затем был Кельн. В Вену вернулась только перед самым Новым годом, потому, что еще 30 декабря в Бонне исполняла партию Джильды в «Риголетто». Прошла пробы в Пизе перед турне по Италии, где выступала в опере «Лючия ди Ламмермур». Между репетициями приходилось лететь в Лондон, где в Ковент — Гардене принимала участие в новой редакции «Травиаты». Провела несколько сольных концертов в Швейцарии, Италии и Германии. Признаюсь, молилась только об одном, чтобы выдержать столь напряженный график. Сразу же после Киева еду в театр Андервин на гала-концерт (там Риккардо Мутти ставит моцартовские оперы), в котором буду исполнять «Венский вальс». В Триесте для Нового театра готовится премьера оперы «Джиневра ди Скоция» Симона Майера (итальянца немецкого происхождения). Кстати, у этого композитора восемь лет учился Доницетти. Произведение написано 200 лет тому назад, ни разу нигде не ставилось. В этой опере у меня сложная вокальная партия главной героини — шотландской королевы Джиневры; когда в трех ариях нужно показать весь голосовой диапазон. Несколько лет я являлась солисткой Венской оперы. Дирекции это было очень выгодно — своя певица всегда под рукой. Получилась ситуация схожая с Национальной оперой Украины, когда администрация во мне видела молодую, подающую надежды, певицу, но не более. Решение уйти на вольные хлеба далось мне нелегко. Я понимала, что рискую, но время показало, что поступила правильно. Чтобы стать звездой, нужно расширять репертуар, работать с разными режиссерами и дирижерами. Я считаю, что каждому артисту нужно испытать себя в другой сценической школе. Обратилась к зарубежным импресарио, которые предложили интересные контракты по всему миру. Обо мне стала писать иностранная пресса и, видимо, это послужило толчком, чтобы руководство Венской оперы предложило мне новый, более высокий статус — гостьи на конкретные постановки. Для этого театра я исполняю 15 спектаклей вердиевской «Травиаты» (июнь — сентябрь — октябрь). Есть интересные предложения из Метрополитен-опера, Токио-нью-оперы. А вот с киевским театром пока совместных планов нет. Хотя Петр Чуприна в частной беседе сказал мне, что из штата Нацоперы меня никто не исключал и они меня ждут на родной сцене. Если появятся новые постановки и я сумею выкроить окошко, то с удовольствием выступлю. Вот только не знаю, когда это произойдет — слишком загружена.

О ГОЛОСЕ

— Некоторые вокалисты предпочитают отлежаться, отоспаться, отъесться, но это не для меня. Просто перед концертом или спектаклем стараюсь поменьше разговаривать и не утомлять связки. Быть в форме помогает спорт: плаванье, бег, гимнастика. Это укрепляет голос и помогает сохранить фигуру. Я считаю, что актриса должна кроме хороших вокальных данных выглядеть на все 100%. А многие сопрано так заплывают жиром, что становятся дородными матронами и именно поэтому проигрывают. Даже показывая красивые музыкальные пассажи, зрителям подчас трудно соединить внешность раздобревшей артистки с ролью молоденькой героини, которую она исполняет. За рубежом сильнейшая конкуренция. Расслабляться нельзя. С солистом вокалом, тренингом никто не занимается. На репетиции все певцы должны приходить с разученной партией. А не сумевшие вписаться в эту концепцию выбрасываются и на их место приходят новые. Нужен характер и сила воли выстоять, доказать, что только ты лучший. Мне, в моей нынешней гастрольной деятельности, помогает опыт и школа, которую дали мне педагоги, научив распределять силы. Когда разучиваю новую партию, то всю черновую работу делаю самостоятельно. А потом, когда она готова, беру несколько уроков у профессионального оперного концертмейстера того театра, для которого готовится партия. Это дает возможность сделать роль более образной и концептуальной. Вы знаете, порой мне кажется, что преодолевать трудности помогает мое имя Виктория, обязывающее побеждать. Когда приезжаю в Киев, обязательно прихожу к своему педагогу Ивану Игнатьевичу Палыводе. Он для меня как камертон и, вместе с тем, строгий судья. Жаль, что Елизавета Чавдар, которая была моим учителем в консерватории, уже умерла, но думаю она порадовалась бы моим нынешним успехам.

О ПАРТНЕРАХ

— Я себя считаю счастливой. Ведь судьба дарит возможность работать с самыми разными музыкантами и артистами. Мой последний партнер Марчелло Альварес, с которым я познакомилась в Вене, где мы пели «Травиату», а затем ездили в турне по Италии. Он аргентинец по происхождению. Обладает дивной силы и красоты тенором. Музыкальные критики называют певца «заменой Лучано Паваротти». Один из японских меценатов предложил нам обоим провести совместные концерты в Токио. Они планируются на 2002 год.

Никогда не забуду свой дебют на сцене Ла Скала в декабре 1995 года. Мне кажется, что даже стены там пропитаны музыкой. Именно там произошла встреча с лучшим тенором ХХ столетия — Лучано Паваротти. Он поет душой и в этом его сила. Критики называют его голос солнечным, который чарует.

Пласидо Доминго я наблюдала в двух его ипостасях — когда он был моим партнером в опере «Пророк» и дирижировал «Травиату». Вы знаете, я заметила, что чем более значимая личность, тем проще она в общении. Лучано и Пласидо не кичатся своей всемирной славой и не напыщенны. Они первые подходили ко мне со словами поддержки на репетиции. После этого напряжение сразу исчезало. На спектаклях с ними я ощущала себя как за каменной стеной.

С Дмитрием Хворостовским мы познакомились на Всесоюзном конкурсе вокалистов. Затем не виделись более десяти лет. В прошлом сезоне мы встретились в Германии и вместе выступали в Мюнхенской опере в спектакле «Севильский цирюльник». Очень важно найти общий язык с партнером. Если мы становимся единомышленниками, стараемся полностью раствориться в роли, а не тянуть одеяло на себя, именно тогда получается хороший спектакль.

О ДОМЕ И СЕМЬЕ

— Мне порой трудно совместить работу и личную жизнь. Семья буквально плачет, что редко меня видит. Приезжаю и замечаю, как выросла дочь Дарья. Ей двенадцать с половиной лет. Она учится в австрийской гимназии и посещает воскресную украинскую школу. Выучила три иностранных языка. Занимается музыкой и пением. Видимо, ей передалась наша с мужем любовь к классической музыке и, если решит стоять оперной певицей, то мы ее отговаривать не станем. Я сама в 14 лет поступила в музыкальное училище им. Глиера к Ивану Палыводе. Однажды он сказал: «Знаєш, Вітусю, в мене є хлопчик, який зараз в армії, але в нього такий чудовий голос! Треба вас обов’язково познайомити». Наша встреча с Юрой состоялась 13 ноября в актовом зале училища. Стоило ему запеть и я влюбилась в него с первого взгляда. Юра ждал пока я вырасту целых пять лет. Он помогал заниматься музыкой. Думаю, что именно общие интересы сделали наш брак крепким и органичным. Ведь муж (Юрий Михайлович Кокозей, певец, работал в капелле бандуристов Украины, преподавал в консерватории на вокальном факультете — Т. П.) буквально посвятил себя моей карьере. Я состоялась как оперная певица во многом благодаря ему. Он до сих пор меня опекает и помогает в жизни. Уже несколько лет супруг преподает вокал в Вене, совмещая преподавательскую деятельность и пение в хоре Штадтс-оперы. Раз мы сейчас в Австрии, а не в Украине, то нужно жить не на чемоданах, а в нормальных условиях. Долгое время наша семья снимала квартиру, а три года назад мы взяли кредит в банке и теперь имеем собственный дом. Я решила, что должно быть место, куда с удовольствием возвращаюсь после гастролей. Для меня дом — это где мне хорошо, где есть интересная работа. Иногда звонят импресарио, сообщая, что на следующий вечер нужно быть на репетиции спектакля или концерта. Пару часов в пути и я на месте.

В Киеве у меня остались родители и брат. Андрей музыкант. Ему 23 года. Он лауреат двух международных конкурсов. Еще будучи студентом третьего курса консерватории, стал выступать в Симфоническом оркестре Национальной филармонии Украины на ударных инструментах. Как говорит моя мама, Алла Максимовна, у нее трое детей: я, Андрей и журнал «Початкова школа», где она уже 29 лет является главным редактором.

О ЛЮБИМЫХ ПАРТИЯХ

— Партия Виолеты из «Травиаты» стала судьбоносной. Именно с ней я дебютировала в Метрополитен-опера, Ла Скала, Кельнской опере, Ковент — Гарден, Венской опере. Для меня Виолета не роль, а словно живой человек. Люблю партию Эльвиры из оперы «Пуритане», Джильду из «Риголетто», Лючию ди Ламмермур из одноименной оперы Верди. В 1989 году впервые на сцену Национальной оперы Украины я вышла в роли Марфы «Царской невесты» Римского-Корсакова и с этой же оперой дебютировала в Большом театре в Москве. За границей я пою музыку, которая, возможно, в Украине не так популярна — бельканто. Она требует невероятной тонкости и техничности исполнения.

О БУДУЩЕМ ОПЕРЫ

— Опера — вечное искусство. Я не согласна когда говорят, что она для меломанов и элиты. Нужно просто любить музыку и пение. Начать знакомство с классикой с более легких для восприятия произведений. Послушать разных исполнителей, побывать на нескольких спектаклях. Сегодня на Западе упрощают постановки. Многие режиссеры отказываются от кринолинов в костюмах и архаичности в декорациях. Новая опера более динамична и современна. Она не разменивается на детальные завитки, костюмы просты и функционально легки в работе. Артист сосредоточен на внутреннем мире героя и более полном раскрытии музыкальной фактуры произведения. Я приведу пример недавней постановки «Травиаты» в Кельнской оперы. Режиссер Гюнтер Кремер попросил меня сделать очень слабый макияж и распустить волосы. Моя героиня была одета в легкое черное платьице и белоснежный брючный костюм. И эти штрихи приблизили героиню спектакля к нашим дням. Мы нашли новую пластику, чтобы она была естественной, а не нарочитой. Для меня опера — это любовь на всю жизнь.

Татьяна ПОЛИЩУК, «День»
Рубрика: 
Газета: 
Новости партнеров